Вы здесь

КАМПО – перспективы Российского флота

Орехово-Зуевское предприятие «КАМПО» – один из отечественных лидеров по производству точного оборудования – дыхательной техники для медицины, пожарных, флота, авиации и космонавтики. В 2012 году было открыто новое направление деятельности завода – малотоннажное модульное судостроение. В рамках государственного контракта с Минобороны РФ в 2013 году предприятие приступило к строительству серии из 12 многофункциональных модульных катеров проекта 23370 для поисково-спасательных формирований ВМФ России.

С торжественного мероприятия по случаю демонстрации первого многофункционального модульного катера, о котором писала «Орехово-Зуевская правда», прошло два года. Что происходит на предприятии сегодня? На какой стадии находится строительство и поставка катеров? Эти и другие вопросы наш корреспондент Г. Спирин задал И. П. Данилову, начальнику судостроительного производства ОАО «КАМПО».

– К концу мая мы сдаем Военно-морскому флоту восьмой из 12 катеров, четыре – еще в производстве, – говорит Иван Петрович. – Строительство всей серии катеров и передача их флоту завершится в 2015 году.

Построенные в Орехово-Зуеве суда базируются на Черном, Балтийском и Каспийском флотах. Это Кронштадт, Севастополь, Астрахань. «Орехово-Зуевская правда» отслеживает сообщения об их судьбе и не раз рассказывала читателям о проведении работ с использованием катеров проекта 23370 в Санкт-Петербурге и Севастополе.

В какой степени готовности находятся остальные четыре «спасателя», можно было наблюдать в цехе предприятия. Здесь на стапелях стояло сразу восемь поплавков строящихся судов-катамаранов. Три катера относятся к аварийно-спасательной группе судов, один предназначен для обеспечения водолазных работ. Назначение катера зависит от его комплектации специальным оборудованием в составе функциональных контейнерных модулей.

– Десятый катер построен на 70 процентов, одиннадцатый – на 30, двенадцатый – на 55, поясняет И. П. Данилов. – На первом из них уже установлены главные двигатели, генераторы, идет монтаж систем. Как только он будет завершен – машем кораблю рукой и отправляем заказчику. Это произойдет в начале июня.

– Но от Орехово-Зуева до моря путь не близкий, а катер даже по приблизительным оценкам метров двадцать в длину. Как проходит его транспортировка?

– Все наши изделия вписываются в габариты, необходимые для транспортировки по дорогам общего пользования. А поставляем мы их блоками. Окончательный монтаж судов производится на достроечной площадке в течение двух недель. Затем швартовные, заводские ходовые и государственные испытания.

– Сколько времени проходит с момента закладки катера до его полной готовности?

– Примерно 6-7 месяцев. Как пример, восьмой катер из двенадцати заказанных мы заложили 3 декабря прошлого года и в конце нынешнего мая отправим его потребителю.

В этой связи логичен вопрос: «Что будет после завершения контракта по катерам?»

– Надеемся, заказы будут, – с улыбкой говорит собеседник. – Не зря ОАО «КАМПО» вышло с новым проектом строительства современного производственного участка.

По словам собеседника, в перспективе – увеличение размерности катеров, а также производство других модульных плавсредств. Одно из таких направлений работы – строительство понтонов – уже идет на предприятии полным ходом. На территории судостроительного производства «КАМПО» на пожарном водоеме размещен опытный образец модульной рабочей площадки, состоящей из двух понтонов.

– Понтонную площадку достаточно просто буксировать к месту производства работ, – объясняет назначение конструкции И. П. Данилов. – А выполнять с помощью площадки можно любые работы, в том числе водолазные, спасательные, строительные. Основные заказчики такой продукции также пока военные. Мы отправили такие изделия на Черноморский, Балтийский и Тихоокеанский флота, а также на Каспийскую флотилию.

– Вопрос по теме импортозамещения. Где покупали такие изделия отечественные потребители, пока не начало работать судостроительное подразделение ОАО «КАМПО»?

– Конечно, в России понтоны строят и другие производители, но основной объем новой продукции до последнего времени закупался за рубежом. Мы же постепенно выходим на повышенные производственные мощности и на новые рынки.

– Техника техникой, но откуда в Орехово-Зуеве специалисты, «заточенные» на морскую тематику?

– На первом этапе мы привлекали к работе специалистов-судостроителей из Ярославля, Рыбинска. А параллельно брали местных, обучали морской специфике. Принцип работы простой – сначала человек трудится вторым номером у специалиста, а затем после аттестации становится самостоятельным работником.

– Насколько понятно, строительство новой производственной площадки и увеличение выпуска продукции потребует нового набора сотрудников. Сколько людей предполагаете принять?

– Сейчас на судостроительном производстве ОАО «КАМПО» трудится 153 человека. Из них основных рабочих – 133 человека. Думаю, что при выходе на новые мощности численность работников может быть увеличена процентов на 30.

– Существует ли какой-то особый механизм приема на работу? Допустим, приходит новый человек: с чего начинаете общение с ним? Что он должен продемонстрировать?

– Если человек работал прежде в иной, чем судостроение, отрасли, смотрим его документы, подтверждающие опыт и профиль работы. Я сам местный, раньше работал на ЛИАЗе, поэтому знаю все местные машиностроительные заводы. Поэтому перво-наперво интересуюсь, в каком цеху на каком предприятии человек работал, чем занимался, какие операции выполнял. Допустим, если к нам приходит устраиваться на работу сварщик, сначала даем ему образцы для выполнения контрольной сварки. Если качество сварного шва удовлетворяет нашим требованиям, то человека принимаем на работу. Если человек разбирается в чертежах, даем ему типовое изделие: необходимо, чтобы он рассказал об особенностях изделия, которое изображено на чертеже.

– Но при всем этом очевидно, что число учебных заведений, готовящих кадры для машиностроения, резко снизилось. Резерв по молодым специалистам есть?

– Специальные учебные заведения, в которых обучают сварщиков, инструментальщиков еще есть. Поэтому в небольшом количестве, но молодых слесарей, токарей, сварщиков найти еще можно. У нас на производстве средний возраст сварщика 33 года, что является доказательством сказанного. Да и трудно работать сварщиком на нашем предприятии людям старших возрастов, потому что интенсивность труда у нас очень высокая, высокие требования по качеству. А раз так, то есть и перспектива.